Индия: кризис безопасности в Бенгальском заливе


Бенгальский залив, находящийся в северо-восточной части Индийского океана, — один из наиболее стратегически важных субрегионов региона Индийского океана и АТР. Он омывает берега Индии, Шри-Ланки, Бангладеш и Мьянмы; отделенное от него цепочкой Андаманских и Никобарских островов Андаманское море — Индии, Индонезии, Мьянмы, Таиланда и Малайзии. Обе эти акватории служат морским мостом между Южной и Юго-Западной Азией; они неразрывно связаны исторически, культурно и экономически. Субрегион Бенгальского залива и Андаманского моря — один из самых густонаселенных районов мира: его берега населяют более 200 млн человек, большинство из которых живут за счет рыбной ловли. Через субрегион проходит стратегически важный морской путь — маршрут, по которому углеводороды, добытые в государствах Персидского залива, перевозятся в страны Северо-Восточной Азии, в первую очередь в Китай.

В течение последних лет в регионе наблюдаются признаки кризисной ситуации. К ее возникновению ведет комплекс проблем, каждая из которых серьезно осложняет обстановку; вместе они могут привести к экологическому и гуманитарному кризису. Можно выделить четыре основных проблемы: рост миграционных потоков, истощение рыбных запасов, активизация пиратства, усиление индийско-китайского соперничества.

Миграционная проблема. Через Бенгальский залив и Андаманское море издавна пролегал морской путь, по которому осуществлялась двусторонняя миграция между восточным побережьем Индостана и территориями Юго-Восточной Азии. Как правило, этим маршрутом пользовались преимущественно торговцы и трудовые мигранты. Начало нынешнего кризиса относится к 2012 г., когда в результате обострения конфликта в бирманском штате Ракхайн начался массовый исход представителей народности рохинджа в Бангладеш. Из-за неготовности Бангладеш принять поток беженцев рохинджа оказались на грани гуманитарной катастрофы. Одним из способов избежать ее стала массовая морская миграция через Бенгальский залив и Андаманское море в относительно богатые страны Юго-Восточной Азии, в первую очередь в Индонезию, Малайзию и Сингапур.

С 2012 по 2015 гг. число мигрантов, пытающихся пересечь воды Бенгальского залива, утроилось и составило 65 тыс. чел. Возникла индустрия, специализирующаяся на контрабандной переправке нелегалов из Бангладеш и Ракхайна в страны Юго-Восточной Азии. Как правило, для этого используются лодки, вмещающие от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Мигранты сталкиваются с многочисленными проблемами. Так, контрабандисты в пути зачастую произвольно повышают плату за проезд, фактически беря пассажиров в заложники. В случае отказа платить или нехватки наличных денег мигрантов убивают либо высаживают на берег в безлюдных местах, где оборудованы специальные лагеря для их содержания: там беженцы остаются до тех пор, пока за них не заплатят выкуп. К тому же при первом признаке подлинной или мнимой опасности перевозчики бросают пассажиров, уходя в море на быстроходных малых лодках. В лучшем случае дрейфующие лодки с пассажирами спасает береговая охрана либо их прибивает к берегу.

Береговая охрана далеко не всегда относится к мигрантам благосклонно: зафиксированы случаи, когда таиландские и малазийские стражи порядка не давали мигрантам высадиться на берег, снабжая их продовольствием, водой и топливом и отправляя лодки обратно в море. По некоторым оценкам, только за первый квартал 2015 г. это привело к смерти около 1 тыс. чел. в открытом море от голода и обезвоживания. К середине мая береговая охрана Малайзии, Индонезии и Таиланда задержала около 3 тыс. мигрантов , из них 1,1 тыс. — в Малайзии, 1,5 тыс. — в Индонезии.

В докладе ООН, анализирующем ситуацию в регионе за 2015 г., воды Бенгальского залива названы «в три раза более смертоносными», чем воды Средиземного моря. С начала 2018 г. начался процесс возвращения рохинджа из Бангладеш в Мьянму, который оказался под угрозой срыва после ряда атак боевиков «Армии спасения рохинджа Аракана». В апреле СМИ сообщили о прибытии в Малайзию первых лодок новой волны мигрантов. В том случае, если бирманским властям не удастся в ближайшие годы найти решения проблемы рохинджа и наладить устойчивый процесс возвращения беженцев в Аракан, кризис 2015 г. может повториться.

Кроме беженцев-рохинджа, в число мигрантов входят граждане Бангладеш и Индии, вынужденные покидать родину, где они не могут заработать себе на жизнь. Исследователь С.Амрит объясняет это «перманентным сельским кризисом демографического перепроизводства»: большая часть мигрантов-рабочих происходят из семей, владеющих небольшими участками земли, у которых нет возможности как нормально зарабатывать дома, так и оплатить безопасный переезды в другие более богатые страны.

Чтобы собрать деньги, необходимые для оплаты даже контрабандного переезда через воды Бенгальского залива и Андаманского моря, крестьянам приходится брать деньги в долг, закладывать и продавать дома и участки. Как правило, большинство мигрантов из индийского Тамилнада и Бангладеш на момент отъезда в страны Юго-Восточной Азии имеют долг перед агентами и рекрутерами в размере нескольких тысяч долларов.

Миграция подпитывается позитивным опытом меньшинства: те, кому удается найти работу на чужбине, получают достаточно денег, чтобы выплатить семейные долги и выкупить земельные участки. Их пример служит дополнительным стимулом для соседей. Наибольшее число мигрантов стремится в Сингапур, не в последнюю очередь потому, что гражданам этого государства предоставляются пенсии и медобслуживание независимо от этнической принадлежности. Трудовая миграция, по всей видимости, будет возрастать и дальше: нет никаких признаков возможного кардинального изменения в имущественном положении жителей прибрежных районов Индии, Бангладеш и Мьянмы.

При составлении прогнозов к беженцам-рохинджа и трудовым мигрантам следует также прибавить тех, кто покидает места обитания из-за климатических изменений, в частности, из-за подъема уровня океана в связи с глобальным потеплением. Наиболее уязвимы в этом смысле прибрежные районы Бангладеш. По некоторым оценкам, речь потенциально может идти о 15–18 млн перемещенных лиц . Разумеется, далеко не все они отправятся морем в Юго-Восточную Азию, но свою лепту в формирование миграционных потоков при негативном развитии ситуации внесут.

Истощение рыбных запасов. До недавнего времени рыбные ресурсы Бенгальского залива и Андаманского моря восстанавливались с достаточной скоростью. Однако из-за постоянного роста населения прибрежного региона, повышения спроса на редкие виды рыб и морских животных и как следствие увеличения вылова рыбы, нагрузка на экосистему резко возросла. Негативную роль сыграла и череда засух на юге Индии, вынудивших десятки тысяч фермеров переквалифицироваться в рыбаков.

Истоки нынешнего кризиса лежат в резком росте спроса на креветки в 1960-е гг. Западные инвесторы, стремясь увеличить поставки креветок на рынок, и благотворительные организации, пытающиеся улучшить положение местного населения, активно вкладывали деньги в развитие рыболовства в регионе. Дополнительный стимул развитию рыбной отрасли региона придало цунами 2004 г.: чтобы как можно скорее восстановить разрушенную прибрежную экономику, власти Индии и Бангладеш поощряли развитие частных малых предприятий, занимающихся выловом рыбы, что вызвало новый бум в отрасли и, как следствие, новый удар по экологии.

В результате из-за использования донного траления, дающего наибольший улов креветок, в экосистеме Бенгальского залива менее чем за десятилетие исчезли многие виды рыб (особенно хищных), что привело к нарушению пищевых цепочек и оскудению рыбных запасов. Полностью уничтожены акулы-людоеды, сократилось количество морского окуня, горбыля и скатов. Сейчас основа улова - сардины, находящиеся в самом низу пищевой цепочки. Оскудение рыбных запасов, в свою очередь, вынудило рыбаков искать новые места лова, зачастую нарушая границы экономических зон других государств, что стало причиной многочисленных инцидентов. Характерным примером является арест 70 индийских траулеров и 450 моряков в территориальных водах Шри-Ланки в 2015 г. В общей сложности ланкийцы насчитали 40 544 траулера. Всего за последние десятилетия столкновения индийских рыбаков с ланкийскими рыбаками и морской охраной привели к гибели более 100 чел., еще 350 были ранены.

Показательным является пример островов Мьей, расположенных на границе Мьянмы и Таиланда. Еще в XIX в., по воспоминаниям исследовавших их европейцев, воды архипелага буквально кишели рыбой. Сейчас рыбные запасы практически полностью истощены вследствие использования хищнических методов рыболовства, включающих отравление цианидом и использование динамитных шашек. Дополнительную угрозу несут выбросы рек, выносящих в открытое море с каждым годом все больше неорганических веществ. При этом происходит загрязнение и органическими веществами из-за уменьшения количества рыб и морских животных, которые ими питаются. В 2016 г. в центре Бенгальского залива была обнаружена т.н. «мертвая зона» с пониженным содержанием кислорода, где живут только сероводородные бактерии и некоторые виды червей. Она занимает около 60 тыс. кв. км и продолжает расти. Очевидно, что дальнейшее обнищание рыбных запасов может привести к экологической катастрофе, которая, в свою очередь, повлечет массовую неконтролируемую миграцию прибрежных жителей.

Пиратство. В 1970-х гг., после обретения Бангладеш независимости, в регионе наблюдался всплеск морского разбоя: береговая охрана только что созданного государства не могла эффективно бороться с пиратством. В последующие годы ситуация не улучшилась: так, в 1989 г. группа из 30 пиратов захватила 20 рыбаков, потребовав за них выкуп в размере 2 млн рупий. Береговой охране удалось установить местонахождение убежища разбойников, была проведена спецоперация, в результате которой 15 пиратов были убиты, остальные бежали. Все заложники были освобождены.

В последние десятилетия количество нападений морских разбойников в водах залива и Андаманского моря значительно возросло, не в последнюю очередь из-за оскудения рыбных запасов: лишенные возможности заниматься привычным промыслом, многие вчерашние рыбаки предпочитают зарабатывать на жизнь пиратством. Как правило, пираты действуют в районах Читтагонга и Кокс-Базара, а также национального парка Сундарбан. Численность шаек составляет до 100 чел., зачастую в них входят односельчане, связанные круговой порукой. Во главе шаек обычно стоят семейные кланы, передающие бразды правления бандами по наследству. Для нападений используются быстроходные лодки.

Пиратство носит преимущественно каботажный характер, главные цели морских разбойников - безоружные рыбаки. Их захватывают ради выкупа, который должны уплатить родственники. Средняя сумма выкупа - около 1 тыс. долл. Деньги переводятся через систему хавала, таким образом, отследить конечного адресата невозможно. Помимо нападений с целью выкупа, пираты нередко занимаются рэкетом на постоянной основе, таким образом, выступая для рыбаков в качестве поставщиков безопасности и беря на себя функции государственных органов.

Статистика в отношении пиратских нападений не отличается точностью: она в основном основывается на данных морских страховщиков и, как следствие, не учитывает большинство атак, происходящих в береговых водах и эстуариях. В береговых водах Бангладеш с 1994 по 2010 г. было зафиксировано 405 атак пиратов, из них 337 в районе Читтагонга. В общей сложности произошло 384 нападения на торговые суда, в 219 (57%) случаях команды оказали сопротивление. В речных водах был зафиксирован 21 инцидент, в ходе которого нападению подверглись 147 рыбацких судов и 2 парома. Все атаки производились, когда суда были на ходу, и лишь в одном случае команда оказала пиратам сопротивление. Погибли 4 чел., 6 пропали без вести, 3 похищены с целью получения выкупа. В Бенгальском заливе было зафиксировано 9 атак на рыбацкие суда, 17 - в Андаманском море, 9 - у побережья Мьянмы. В общей сложности объектами нападения стали 37 траулеров, 6 из которых были угнаны пиратами, а также паром и 3 торговых судна. В одном случае судовладельцы были в явном сговоре с пиратами, рассчитывая получить страховку. По оценкам местных активистов, число нападений гораздо выше: так, глава ассоциации владельцев траулеров Кокс-Базара (DFTOA) М. Рахман заявил, что только за один год - с конца 2011 по конец 2012 г.- пираты атаковали более тысячи рыбацких лодок с 3 тыс. чел. на борту, убили более 45 чел. и получили 1,28 млн долл. в качестве выкупа в районе всего двух прибрежных городов - Чакарии и Махешкхали. Всего же с 2009 по 2014 г. были убиты, по меньшей мере, 411 рыбаков, более тысячи получили ранения.

По официальным данным, в 2011–13 гг. было зафиксировано около 2 тыс. инцидентов в бангладешских водах, погибли 150 рыбаков. Самое громкое нападение последних лет произошло 25 марта 2013 г., когда 30 пиратов атаковали 3 бангладешских траулера с 35 рыбаками на борту неподалеку от Читтагонга. Три рыбака успели выпрыгнуть за борт, после 3 часов в море их подобрал проходящий мимо траулер; остальных членов команд пираты захватили в заложники, разграбили суда, забрали рыболовные сети, двигатели и генераторы. Судьба рыбаков оставалась неизвестной в течение недели, пока в море не были обнаружены тела 23 жертв со связанными руками и ногами. Как предполагает полиция, пираты расправились с рыбаками, опасаясь, что те их опознают: выжившие сообщили, что в нападении участвовали жители соседней деревни.

В сентябре 2014 г. власти Бангладеш отчитались о падении уровня пиратства на 70%; отмечалось, в частности, уменьшение уровня опасности в районе Читтагонга, где действовало наибольшее число банд. Заместитель начальника штаба ВМС контр-адмирал А. Чоудхури связал результат с повышением профессионального уровня бангладешских моряков по итогам учений, проведенных совместно с американскими коллегами. Однако уже в следующем году в связи с миграционным кризисом число пиратских нападений вновь выросло и с тех пор остается на высоком уровне.

В 2017 г. правоохранительные органы Бангладеш активизировали борьбу с пиратством. Причиной стали дерзкие действия морских разбойников: так, 11 ноября 2016 г. в районе Кокс-Базара пираты напали на 8 траулеров, ранили 11 рыбаков и похитили товары на сумму 120 тыс. долл. После этого многие рыбаки отказались выходить в море, опасаясь за свою жизнь. В ответ правоохранительные органы установили круглосуточное патрулирование береговой линии и провели ряд спецопераций. На борьбу с морскими разбойниками были брошены подразделения спецназа — батальон быстрого реагирования (Rapid Action Battalion, RAB). О том, с чем пришлось столкнуться спецназовцами, свидетельствует ход одной из операций — 18 июля 2017 г. бойцам RAB удалось уничтожить лидера одной из самых крупных банд Kalam Bahini А. Камала. Перестрелка длилась полчаса, на месте столкновения обнаружены новые АК-47. Тем не менее, полностью разгромить пиратскую сеть в Бангладеш не удалось.

Как следует из заявлений полиции, покончить с деятельностью морских разбойников невозможно из-за специфики береговой линии Бангладеш — наличия большого числа бухт, островов и проток, в которых пираты скрываются во время операций. У полиции не хватает сил и средств, чтобы эффективно противостоять морским разбойникам: так, по словам генерального директора береговой охраны Бангладеш, общая численность службы составляет 2 тыс. чел. На вооружении береговой охраны — 11 судов, 8 из которых старше 30 лет и не могут выходить в море во время сезона муссонов . Рыбаки, в свою очередь, заявляют, что полицейские избегают проводить операции против пиратов, так как подкуплены ими и получают процент от добычи . Дополнительные проблемы возникают в приграничных районах: бандиты зачастую вторгаются в территориальные воды Индии на расстояние до 20 км и грабят индийских рыбаков, в случае опасности уходя обратно в воды Бангладеш, где индийская береговая охрана не может их преследовать. На индийской стороне бандиты имеют сеть осведомителей.

Критическая ситуация сложилась в районе национального парка Сундарбан, расположенного на границе Индии и Бангладеш. Бесконтрольная охота и ловля в нем запрещена, при этом речные и прибрежные воды богаты ценными породами рыбы и креветками. Индийские и бангладешские рыбаки, ведущие незаконный лов, а также контрабандисты, вывозящие ценные породы дерева, оленину и тигровые шкуры, часто становятся жертвами пиратских атак. В большинстве случаев потерпевшие не сообщают об инцидентах в полицию, опасаясь попасть под суд. Профсоюзы рыбаков Западной Бенгалии не раз пытались добиться принятия закона о разрешении рыбакам носить оружие, но эти инициативы всякий раз блокировались местными политиками.

«Жертвы пиратов Сундарбана — не богатые землевладельцы, управляющие чайных плантаций или предприниматели, а рыбаки и сборщики креветок, — утверждает нидерландский исследователь В. ван Шельден. — Похищенных людей индо-бангладешские банды вывозят в море или в убежище на берегу. Если выкуп не выплачивается, их убивают. Когда пограничникам удается поймать похитителей, правда о трансграничных преступных схемах редко выплывает наружу. К примеру, бангладешцы, обвиненные в Западной Бенгалии в похищении людей, незаконном рыбном промысле и контрабанде, были освобождены благодаря вмешательству индийских политиков».

Помимо этого, Сундарбан представляет собой удобную базу для нападений на торговые суда, курсирующие между Калькуттой, Читтагонгом и Ситтве. Как указывает ван Шельден, «пираты, по сути, заменили собой в некоторых отношениях государство. Когда морская погранстража подходила слишком близко, пираты атаковали ее и вели бой на равных. Зачастую по огневой мощи пираты превосходили стражей порядка, так что те предпочитали с ними договариваться, а не сражаться».

Источник: ИМЭМО

 

3.151596594606
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2020 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика